Номинация
Промышленный потенциал

За глубокое освещение проблем легкой и тяжелой промышленности

Санитары города

Промышленный потенциал в сфере переработки ТБО видится огромным. Но притока серьезных частных инвестиций пока ожидать не стоит. Почему? - мы разбирались на примере белгородского региона.

Санитары города

Современная цивилизация генерирует отходы с небывалой быстротой. Свалок становится все больше, и они проявляют явную химическую агрессию. Мы здорово рискуем. И риск этот растет, хотя и не имеет ни выигрышной перспективы, ни веселого азарта.

«Дас ист фантастиш»

Однако человечество способно справиться с «мусорным» вызовом, считает украинский ученый и предприниматель Иван Ландарь, который сегодня принимает непосредственное участие в решении «мусорной проблемы» Казахстана и рад поделиться имеющимся опытом с белгородцами. Тем более, что наш регион ему не чужой – в свое время Иван Ландарь проектировал и строил в Алексеевке молочно-консервный комбинат и АО «Эфирное».

- Бездумно закапывать либо сжигать мусор – это какое-то варварство. Ладно бы не было готовых решений, но ведь они уже есть! Зачем же кидать деньги в топку? – удивляется предприниматель, который в последние годы усиленно продвигает немецкую технологию комплексной утилизации твердых бытовых отходов без их предварительной сортировки или разделения. По информации Ландаря, таких заводов работает уже 24 (18 – в Германии и по два завода в Бельгии, Англии, Италии). В этом году будет введено в эксплуатацию еще несколько – в Казахстане, Манчестере, Турции, Иране. На очереди – строительство завода в Южно-Сахалинске.

Технология заключается в механико-биологическом способе очистки ТБО. На выходе 50% мусора превращается в сухой стабильный остаток (RDF) – альтернативное топливо, которое можно использовать в обыкновенных твердотопливных котлах. 30% отходов становится технической водой, пригодной для дальнейшего использования. Остальной мусор (металлы, стекло) превращается во вторичное сырье. Свалки и полигона не требуется. Производство экологически чистое – нет диоксиновых выбросов в атмосферу. Завод можно располагать хоть в лесопарковой зоне.

Минус, пожалуй, только один – затратность проекта, окупаемость которого в Европе составляет 6-8 лет. Строительство завода мощностью 135 тысяч тонн ТБО в год обходится в 35 млн евро. По нынешнему неадекватному курсу – это порядка 2,6 млрд рублей. Далеко не каждый регион способен к таким серьезным инвестициям в свое будущее, как бы плохи дела с экологией и землей под полигоны у него не были. Что уж говорить о частных предпринимателях.

Синдром бережливости

Уж кто умеет считать деньги, «валяющиеся под ногами», так это шведы – признанные мировые лидеры в «мусорной энергетике». Последние несколько лет она, по данным Всемирного банка, занимает в энергобалансе Швеции весомую долю в 20–23%. Половина коммунальных отходов в этой стране утилизируется по программе «Мусор – в энергию». Более того, своего мусора шведам уже не хватает, и они импортируют его из Норвегии, Ирландии и Великобритании, дополнительно зарабатывая на услугах по утилизации.

В Швеции не перерабатывают лишь 1,5% отходов (специалисты называют их «хвостами»). Это асбест, фарфор и керамика, которые невозможно переработать экологично. Захоронению на полигонах подлежат только эти материалы. Остальной мусор идет в дело. Из отходов отбирается вторсырье, пригодное для переработки, затем – сырье для получения энергии. Полученная из мусора электроэнергия «питает» миллион шведских домохозяйств, а тепло получают 300 тысяч квартир и частных домов. Согласитесь, такой рациональный подход к мусору впечатляет.

Промышленные компании Швеции не везут свои отходы на свалки, а бесплатно передают их мусоросжигающим заводам. Потому как захоронение на полигонах – самый дорогой способ утилизации отходов, который только можно придумать. Власти Швеции намеренно держат тарифы на этот вид утилизации высокими, чтобы сделать рентабельными альтернативные способы переработки мусора.

Придуман стимул и для населения. Домохозяйства Швеции при переходе на раздельный сбор отходов заключают с муниципалитетом соответствующий договор и получают ощутимую скидку при оплате коммунальных услуг. Шведская модель успешно работает во многом именно благодаря отлаженной системе раздельного сбора утиля.

Дорога к хламу

В нашей стране под хранение бытового мусора занято 4 млн гектаров земли, что по площади сопоставимо с территорией Швейцарии. Ежегодно размеры свалок растут, но при этом перерабатывается не более 8-10% отходов. Мы просто присыпаем мусор землей, отравляя фильтратом подземные воды и атмосферу. В лучшем случае – сжигаем. Последняя технология требует раздельного сбора различных видов отходов (металл, стекло, пищевые отходы и т. д.) или сортировки, которая заметно повышает стоимость сырья, поступающего на мусоросжигающие заводы.

Есть и еще одна ложка дегтя. Энергию от переработки отходов наши электрические и тепловые сети зачастую не могут использовать. Тепловые сети замкнуты на другие источники. Стоимость производства электроэнергии из мусора чрезмерно высока. А механизмы по субсидированию производителей энергии из возобновляемых источников, как, например, в Германии, у нас пока отсутствуют. Нет механизма – нет и стимула у бизнеса вкладываться по-крупному. Потому-то мусорный извоз и остается в России самым конкурентным и бурлящим сегментом.

По данным общественной палаты РФ, накопленные отходы в России достигли невообразимых 90 млрд тонн. В последние годы много говорится о необходимости перехода от хранения отходов на полигонах к их переработке. Минприроды даже разработало соответствующую концепцию. Фактически речь идет о создании новой отрасли промышленности. Правда, скорее всего, реформы начнутся не с субсидирования инвестиционных проектов и разработки «зеленых» тарифов, а с увеличения тарифной нагрузки на граждан. Минстрой, к примеру, уже предложил включить плату за переработку мусора в платежки населения (пока мы платим только за сбор и вывоз ТБО).

В России культура и инфраструктура раздельного сбора отходов практически отсутствуют: есть только отдельные эксперименты и «пилотные» проекты, запускаемые как по частной инициативе, так и с подачи муниципалитетов. И то успешной реализацией могут похвастаться не многие. К примеру, один из таких пилотных проектов по сбору ПЭТ-бутылок, запущенный в нашем областном центре Белгородским экологическим фондом «Дыхание земли» просуществовал чуть больше года.

Белгородский путь

Как пояснила нашему изданию представительница фонда «Дыхание земли» Олеся Кирюхина, организаторам банально не хватило денег. И еще взаимопонимания с местной властью. На начальном этапе реализации проекта общественникам обещалась всемерная поддержка. Но когда дело коснулось выкупа контейнеров для сбора бутылок управляющими компаниями, те, за исключением двух УК, пошли на попятную. Аппарат ЖКХ оказался настолько неповоротливым, что волонтеры были вынуждены свернуть проект, хотя население его поддержало, и контейнеры заполнялись ПЭТ-бутылками достаточно активно.

У второго инвестиционного проекта, связанного с переработкой отработанных шин в резиновую крошку, запущенного летом 2014 года на территории Корочанского района, шансов раскрутиться явно больше. Проект реализуется при участии и поддержке администрации района. Благодаря административному ресурсу порядка 70 крупных предприятий региона уже заключили с инвестором договоры об утилизации автопокрышек. За короткий период удалось собрать одну тысячу тонн утильных шин. А это почти годовая загрузка предприятия. Инвесторы рассчитывают на рентабельность в 23% и восьмилетний срок окупаемости.

На территории региона реализуется еще один крупный проект. По сообщению директора ООО «ТК «Экотранс» Николая Шеина, создается межмуниципальная система переработки и захоронения твердых отходов. Объем инвестиций в проект составит 1,7 млрд рублей. В регионе будут созданы два мусоросортировочных комплекса, шесть мусороперегрузочных станций, один межмуниципальный полигон ТБО. В Белгородской агломерации проект реализуется на основе концессионного соглашения. Компания «Экотранс» построит все необходимые объекты за счет собственных средств и передаст в собственность региону созданную инфраструктуру. В свою очередь, областные власти передадут комплекс на 25 лет в эксплуатацию предприятию-инвестору.

От ответа на вопрос, повлечет ли инвестиционный проект за собой повышение тарифов для населения, руководство предприятия воздержалось. Мы не исключаем, что с внедрением новой системы утилизации ТБО повысится уровень оплаты этой услуги в нашем регионе. Такая практика в стране существует. Также инвесторы не сообщают о технологических нюансах, к примеру, о том, планируют ли они при создании крупного межмуниципального полигона использовать специальную пленку, исключающую проникновение жидкого фильтрата тела полигона в грунт, а затем и в грунтовые воды. Такая пленка-барьер давно существует. Но на возможность ее применения многие предприниматели, занятые в «мусорном» бизнесе, предпочитают закрывать глаза и «не тратиться».

Цивилизация & канализация

Властям региона предстоит в ближайшие годы решать и еще одну насущную проблему – несанкционированного слива жидких отходов от неподключенных к системе городской канализации объектов ИЖС. «Серые перевозчики», обслуживающие владельцев выгребных ям, бесконтрольно сливают отходы из ассенизаторских автомашин на почву и в водоемы. Поэтому город остро нуждается в мощной структурированной системе приема и обезвреживания отходов, и не менее мощном контроле за этой пока что «бесконтрольной» предпринимательской деятельностью.

Для региона, в котором активно ведется массовое строительство индивидуального жилья, назрела необходимость поиска альтернативных вариантов классической канализационной системы.

- Ничего более эффективного, чем биологическая очистка стоков, в мире пока не придумано, – утверждает директор созданной год назад компании «Энви-Пур Белгород» Анатолий Яценко. – Я в этом убедился на венгерском опыте спасения озера Балатон, которое несколько лет назад «благодаря» активной хозяйственной деятельности человека чуть не превратилось в болото – резко начало цвести и болеть.

По словам Анатолия Яценко, столкнувшись с серьезным загрязнением главной природной изюминки Венгрии, государство предприняло ряд природоохранных мер. В том числе бесплатно установило локальные очистные сооружения (ЛОС) всем частным домовладениям, гостиницам, санаториям и другим инфраструктурным объектам, расположенным в прибрежной зоне. И уже через два года вода в озере очистилась. Снова появились рыба, зацвели кувшинки. Микробиологические показатели воды пришли в норму. Яркий пример рачительного отношения к своей земле, к своим природным ресурсам, который нам бы стоило взять на вооружение.

ООО «Энви-Пур Белгород» – совместное с чехами предприятие. Сборка ЛОС происходит из чешских комплектующих на территории промышленного парка «Северный», где общество работает на условиях льготной аренды. Мы беседовали с Анатолием Яценко в декабре, в те дни, когда курс евро к рублю бил исторические рекорды, поэтому застали руководителя инновационного предприятия в серьезных раздумьях. Импортные комплектующие закупаются у партнеров в евро, а расчеты за реализуемый товар происходят в рублях.

«Мы на этом скачке курса потеряли порядка трех миллионов рублей», – сокрушается Яценко. Но не отчаивается и продумывает варианты импортозамещения, надеясь, что в регионе будет принята инвестиционная программа развития объектов водопровода и канализации, в реализации которой «Энви-Пур Белгород», несомненно, поучаствует. А еще бывший чиновник, много лет проработавший в областном фонде поддержки ИЖС, верит в рост самосознания домовладельцев, которым, прежде всего, самим должна стать не безразлична идея цивилизованно обустроить «сточную» жизнь.

 

Уважаемые члены жюри, войдите и оцените
работу по 10-бальной системе голосования:
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
Все работы представленные в номинации